До конца года в Украине будет фиксироваться около 20 тысяч новых случаев заражения в сутки. Процесс стремительного распространения коронавируса уже невозможно остановить из-за того, что новые карантинные мероприятия вводятся слишком поздно.

Если бы "карантин выходного дня" был введен месяц назад, сегодня в Украине не было бы 10 тысяч заражений в сутки. Сейчас нет проблемы с койками для больных COVID-19, но есть большая проблема с медицинским персоналом, что может привести к ситуации "сортировки раненых".

 Богомолец: пока 70% населения не переболеет COVID-19, покоя в Украине не будет
 

Об этом  рассказала заслуженная врач Украины Ольга Богомолец.

– С 9 ноября в Украине могут ввести жесткий карантин. Есть ли у вас инсайдерская информацию по этому поводу?

– Знаете, нужно было с этого понедельника (2 ноября. – Ред.) не отправлять детей в школу, а с поза-поза-позапрошлого понедельника создать мобилизационные резервы для медиков, которых не будет хватать, в первую очередь.

Коек хватит, а вот медиков у нас не будет хватать. Они на данный момент не подготовлены и не защищены в том количестве, которое будет необходимо.

Что касается карантина, то еще раз подчеркиваю: дети, молодежь являются бессимптомными носителями болезни. И то, что открыли школы, на мой взгляд, выглядит просто парадоксально

на фоне того, что после сентябрьского открытия учебных заведений заболеваемость возросла. И сейчас детей вернули в школу.

На мой взгляд, это абсолютно бессмысленно – одной рукой отпускать, а второй рукой прикручивать.

Действия правительства должны быть постоянными и последовательными, и предотвращать, а не вводить карантин или "карантин выходного дня", когда больницы переполнены.

"Карантин выходного дня" я предлагала ввести месяц назад, и сейчас у нас бы не было 10 тысяч больных в сутки. А их однозначно больше сегодня, потому что ПЦР не дает стопроцентно гарантированного результата. Сегодня есть достаточно большое количество людей, которые имеют высокую температуру, которые имеют воспаление легких, но которым не установлен диагноз COVID-19. Это не значит, что у них его нет, это не значит, что они не могут заражать окружающих.

На мой взгляд, создание исключительно контактного центра, куда люди могут позвонить, где им дадут информацию, но в больнице нет мест, совершенно не помогает людям реально, потому что, когда человеку нечем дышать, по телефону ему никто не поможет.

Школы нельзя было открывать со 2 ноября.

– Говорят о том, что в больших городах будут разворачивать так называемые полевые госпитали. От министра мы услышали, что для оборудования дополнительными больничными койками государство выделило почти 5,5 миллиардов гривен. По его словам, сейчас в Украине есть 52 тысячи коек для госпитализации больных коронавирусом, но это 30% от всего количества коек по стране. Как вы прокомментируете эти цифры?

– Коек в Украине хватает, и их развернуть нет вообще никакой проблемы. Но как вам поможет койка, которая стоит во Дворце спорта или на ВДНХ, если к этой койке некому подойти.

Койка не решает проблему. Проблему решает качественный специалист, правильно назначенное лечение, доступ к кислороду и необходимым медикаментам.

Сегодня проблемы с постельным фондом нет, есть еще что мобилизовать, какие больницы открывать, но там медики не подготовлены. Если медсестра или врач всю свою жизнь работали в отделении травматологии, они могут быть суперовыми медсестрой и врачом, но они не знают, как себя правильно защитить и что делать с вирусной пневмонией.

– По вашим оценкам, сколько сейчас не хватает врачей и сколько нам может понадобиться дополнительно в перспективе ближайших 3 месяцев, ведь говорят, что в конце зимы – в начале весны может быть третья волна, чуть ли не самый сложный период.

– Я возвращаюсь к волне, потому что меня это безумно беспокоит. У нас еще первая волна не дошла до своего пика. Просто посмотрите на статистику. Мы сейчас находимся на части, которая идет вертикально вверх, первой волны заболеваемости COVID-19.

Поэтому второй волны еще не было. Она когда-то будет и третья будет – после того, как введут жесткие карантинные санкции.

Сколько нам нужно врачей? Вот скажите, сколько медик может работать нон-стоп?

– Наверное, все зависит от их морально-физического состояния.

– Никто не сможет работать 3 месяца нон-стоп. Человек упадет, у него будет посттравматическое стрессовое расстройство, инфаркт, инсульт или он сам заболеет. Потому что человек не может переносить слишком большие нагрузки.

Медикам нужно давать отдых. Одну неделю поработали – неделю отдыхают, или один месяц поработали – месяц отдыхают. На их место должны приходить другие медики.

На сегодня потенциально все медики, которые есть в стране, должны пройти тренинг и обучение. Это могут быть онлайн-курсы, это могут быть специально разработанные Минздравом рекомендации, тренинги, которые должны давать профессиональные инфекционисты, и те, где эту эпидемию уже преодолели. Мы общались с различными посольствами, чтобы пригласить из стран медиков, чтобы они элементарно проводили онлайн-лекции, чтобы они давали протоколы лечения, чтобы они делились своим опытом.

– Как остановить такой рост больных коронавирусом? Ведь вполне вероятно, что на следующей неделе будет уже 10 тысяч. Если каждую неделю будет добавляться тысяча, до Нового года мы можем дойти до критической точки, о которой говорил Максим Степанов – 20 тысяч больных в сутки.

– Мы дойдем до такой точки. Пока 70% населения страны не переболеет коронавирусом, спокойствия в стране не будет.

Здесь не надо нагнетать панику. Хочу обратиться ко всем, кто заболел. COVID-19 нестрашен, 98% пациентов остаются живыми, здоровыми, через несколько недель возвращаются к нормальной жизни.

Здесь важно то, что коронавирус очень контагиозен, он очень быстро распространяется. И единственная проблема – это "узкое горлышко" – количество наших медиков и медицинских учреждений, которые могут одновременно принять больных.

Почему мы просим людей быть внимательными, быть социально менее активными, почему я уже месяц говорю о "карантине выходного дня". Кому-то это может не нравиться, но будьте дома, будьте на работе, детей не пускайте в школу, держите дистанцию, мойте руки – тогда не будет коллапса медицинской системы.

В чем заключается коллапс? В том, что будет стоять 50 скорых и только 2 врача, которые до последних скорых просто не дойдут. Это называется сортировка раненых, когда будут решать, кого подключить к кислороду, а кого нет.

Развернуть новые койки - не проблема, проблема - медперсонал.

– Если действительно с 9 ноября усиливают карантин, насколько это может сдержать эту статистику? На какой отметке мы остановимся?

– Я думаю, что до 20 тысяч мы все-таки за этот год дойдем. Потому что все эти ограничения нужно вводить вовремя. Когда это не сделано вовремя, оно уже не работает.

Хоть это не нравится родителям и не нравится учителям, детей не нужно было пускать в школу. Учителя жалуются, что дети не слушаются, родители говорят, что просто не знают, что делать с детьми дома, они отвыкли общаться, отвыкли заниматься воспитанием.

Но после выборов нельзя было отпускать детей в школу. Они должны сидеть дома, потому что они являются бессимптомными носителями. Это первое.

Второе – "карантин выходного дня" должен был быть введен еще месяц назад. Я делала посты, я обращалась, чтобы услышали. Но ничего не сделали, потому что людям это не нравилось.

Власть занимается популизмом, они делают только то, что людям нравится. Людям нравятся хорошие дороги – забирают средства из ковидного фонда и укладывают дороги.

– Мы видим, что каждую неделю появляются какие-то новые детали того, как протекает болезнь. Говорят о том, что образуются тромбы, что могут быть летальные последствия для беременных. Что нового мы узнали о коронавирусе?

- Во-первых, есть немало пациентов, у которых не пропадает вкус, поэтому это не является обязательным симптомом. Во-вторых, есть пациенты, у которых возникают осложнения со стороны желудочно-кишечного тракта, у которых диарея.

Есть пациенты, у которых сохраняется слабость и есть сгущение крови, которое возникает чуть позже. Ну и, конечно, легочная недостаточность, синдромы, которые ограничивают возможность дыхания.

Что нужно иметь больному? Градусник, но не для того, чтобы при температуре 38 начинать ее сбивать. Не сбивайте, пожалуйста, температуру. Если вы можете терпеть 38,5 – нормально, если можете 39 терпеть – супер. Вирусам значительно труднее, чем вам, потому что в этот момент они просто закипают в той горячей смоле, они там погибают. Для этого наш организм поднимает температуру.

Так, если вы не можете терпеть, если начинаются расстройства, тогда температуру нужно снижать, но наш организм борется против вирусов.

Дома также нужно иметь пульсоксиметр. Содержание кислорода в крови, или сатурация, показывает, нужно ли человеку ехать в больницу. Если сатурация нормальная, даже при высокой температуре, даже если человек себя плохо чувствует, тогда можно быть дома и дальше проверять показатели в динамике.

Эти две вещи нужны не всем, а только тем, кто заболеет. Надо быть дома, не общаться с родными. Но главное – не бояться и не паниковать. 98% поправятся, станут сильнее, и наш иммунитет получит новый опыт.

Источник - www.obozrevatel.com