Пятого сентября в Украине тихо, без особой помпы, стартовал процесс местных выборов, которые состоятся 25-го октября. За 60 дней субъектам гонки предстоит убедить граждан в том, почему голосовать нужно именно за них. И если раньше местные считались «второстепенными» выборами, «промежуточными» (за исключением, разве крупных городов), то с разворачиванием децентрализации ситуация качественно изменилась.

«Борьба теперь идет за каждое село, районный центр. Тот же областной совет интересен уже больше для строчки в биографии, амбиций», – говорит в интервью известный технолог, патриарх украинской политики Игорь Грынив.

Причина проста: реальные полномочия и бюджеты сосредоточены на местах. Умело их используя, можно не просто получить хорошие результаты, но и повлиять на ход общенациональной политики. 

Инструментарий в наличии, был бы навык его использовать.

«Инвентаризируем» основные тренды и особенности кампании, которая – вне сомнений – изменит текущую политическую ситуацию. 

Мэры-тяжеловесы и центральная власть: предпосылки

Еще в начале года Александр Корниенко признавал: партии власти есть смысл попытаться наладить контакт, «подружиться» с мэрами-тяжеловесами. Так, чтобы на местных те баллотировались бы от «СН» или при (негласной) поддержке партии Зеленского. Аргументация ясна: если у условного Петрова рейтинг в городе от 40 процентов и выше, «перебить» его практически нереально, куда проще – найти точки соприкосновения.

 

Фото: facebook/Слуга Народу

 

Примечательно, что мэры тоже были настроены конструктивно. Подобно царю Мидасу, Зеленский превращал не в золото, но в рейтинг все, к чему прикасался. Это впечатляло, и градоначальники по привычке искали способы «встроиться» в нынешнюю систему власти (термин введен еще при донецких). Но власть расторопность почему-то не проявляла.

«Я трижды, слышишь, трижды ездил в Киев. Пытался «навести мосты», ходил на Банковую. Профильный зам (тут: Сергей Трофимов, курирующий региональную политику, – LB.ua) меня так и не принял. Не говоря уже, чтоб попасть к Зе. Дальше я решил не унижаться, в конце концов, громаду представляю», – делится руководитель одного из знаковых украинских городов. Реагируя на мой вопрос о том, как у него складывается работа с местными мажоритарщиками от «СН» (на выборах область была полностью «зеленая»), только криво ухмыляется: «Ты издеваешься? Какая работа? Они как ноунеймами были, так и остались. Хотя, по логике, сами заинтересованы «присутствовать» на территории».

Сегодня он баллотируется от новообразованной политисилы и нет сомнений в том, что возглавит город еще раз.

История, на самом деле, типична. 

Как и то, что в какой-то момент мэры крупных украинских городов стали – по разным, часто никак не связанным между собой причинам – становиться в оппозицию к центральной власти. 

ЧеркассыТернопольУмань… Список можно продолжать. Конечно, зачастую «спусковым механизмом» служил коронавирус, но не он главный мотив. 

Часть из них объединились в партию «Пропозиция» и когда заговариваешь о мэрах-бунтарях с кем-то из верховной власти, те, как правило, списывают на «политическую конкуренцию». Сознательно закрывая глаза на то, что фактически не прикладывали усилий для налаживания диалога с местными элитами.

 

 

Мэр Кропивницкого Андрей Райкович, Черновцов Алексей Каспрук, мэр Днепра Борис Филатов, Николаева Александр Сенкевич, Житомира Сергей Сухомлин во время объявления о создании партии ‘Пропозиция’
Фото: Макс Требухов
Мэр Кропивницкого Андрей Райкович, Черновцов Алексей Каспрук, мэр Днепра Борис Филатов, Николаева Александр Сенкевич, Житомира Сергей Сухомлин во время объявления о создании партии ‘Пропозиция’

 Причин тому несколько. 

Отсутствие «штаба управления полетом». Важные решения, связанные с местными выборами, в СН принимались спорадически. Иногда – лично Зеленским, иногда – его замами, иногда – партийным руководством. Цельная, слаженная координация отсутствовала (да и по сей день отсутствует).

Логично было бы ее ожидать от куратора региональной политики Сергея Трофимова, но он то ли сам от процесса отстранился, то ли его отстранили – сути не меняет. Вертикали – подобной той, которую выстроил при Порошенко замглавы АП Виталий Ковальчук, с его марионеточным проектом «Наш край» – сегодня не существует. 

Итог: «точка сборки» отсутствует.

Кадровая политика. Всего пятеро глав ОГА (Херсон, Донецк, Днепр, Ровно, Житомир) проработали на должности больше года. Остальные ротировались с сумасшедшей скоростью. Часто на должности назначались люди, имеющие весьма отдаленное отношение к профилю работы (даже если «подходили» по географии), местные называли их «парашютисты» и относились соответствующие. 

Классический пример – глава Харьковской ОГА Алексей Кучер, которого в начале эпидемии Геннадий Кернес обозвал «молью». Позже они, конечно, помирились «под камеры», но осадок остался. Сегодня Кучер – претендент в мэры Харькова от «СН». Внимание, вопрос: какое количество горожан захочет поддержать кандидата, которого целый Геннадий Адольфович заклеймил «молью»? Будь он трижды молодой, зеленый и прогрессивный.

 

 Владимир Зеленский, Сергей Трофимов и Алексей Кучер

Фото: uatv.ua
Владимир Зеленский, Сергей Трофимов и Алексей Кучер

 Отсутствие консолидирующей общестрановой повестки. «Будет какая-то общая, объединяющая на местных выборах идеология», – обещал в марте, в интервью LB.ua один из руководителей кампании СН Александр Качура. По неизвестным причинам, посул реализован не был. Предполагалось, «сшивающим фактором» мог бы стать проект «Большая стройка». Но, в каждом регионе он имеет свою специфику и не везде можно предъявить результаты.

В-третьих, если на парламентских слоган «Слуг» звучал как «Сделаем их вместе!», теперь такое же стремление – по отношению к действующей власти – объединяет всех ее оппонентов, как ситуативных, так и идеологических.

«Слуга народа»: партия власти как отягощающее обстоятельство 

«Перезагружать надо было сразу все (власть, – LB.ua). Президента, парламент и местные советы. Но шанс утерян и теперь перезагрузка не получится легкой. Если вообще получится», – честно признавал в конце июня руководитель Кировоградской областной ячейки «Слуги народа», нардеп Александр Дануца.

 

Фото: Макс Требухов

 Само интервью для него оказалось этапным – после публикации Дануцу сняли с главы партийной ячейки, оперативно заменив на Никиту Потураева

Но диагноз верен: несмотря на кажущийся монолит и мощь партии власти, наиболее тяжелыми эти выборы будут для «Слуги народа» (при самом неблагоприятном раскладе даже могут стать началом конца одноименного проекта). 

И вот почему. 

Первое. По природе своей «Слуга народа» очень напоминает «Народный фронт» в 2014-м году. Искусственное образование, созданное для участия в парламентских выборах. В случае «НФ» успех обеспечил организаторский гений Александра Турчинова, в случае СН – рейтинг Владимира Зеленского. Ну и, разумеется, точное попадание в тренд – текущий запрос общества.

 

Фото: Макс Левин

 

Получив искомое – самую крупную фракцию в Раде, «фронтовики» не посчитали нужным начать заниматься с-и-с-т-е-м-н-ы-м партстроительством (разумеется, выдумывая тому «веские» аргументы). Судьба их известна.

«Слуги» сейчас идут по аналогичному пути.

Второе логично проистекает из первого – отсутствие работы со своим электоральным ядром, привлечение новых сторонников. Во втором туре президентских, а также на парламентских «зеленым» отдали свои голоса не только многие «неопределившиеся», но и представители диаметрально противоположных идеологических лагерей. 

За год не было сделано ничего, чтобы этих людей удержать. И сегодня они уходят. Многие даже не к ОПЗЖ, но к Шарию и Пальчевскому

 

В целом идеологические метания – от либертарианцев до «партия должна быть секси» – не помогли СН обрести собственное уникальное лицо. И если год тому это было плюсом, притягивая максимально широкий спектр избирателей, теперь – однозначный минус. Это – три

Четыре – отстранение от активного партсроительства и последующего участия в местной кампании мажоритарщиков. 

Традиционная схема: мажоритарщики активно работают на «своей» территории, «окучивая» ее для следующих выборов, а наличие соратников в местной власти существенно упрощает им задачу.

 

Фото: facebook/Cлуга Народу

 

Поскольку законодательство изменилось и мажоритарка доживает последний созыв, мотивация активничать у таких депутатов не слишком велика (всем места в списке на будущий раз все равно не хватит), а партия и вовсе ее не поощряет. 

«Изначальная договоренность была: если мажоритарщик не токсичен, голосует президентские законы и в целом ведет себя нормально, на местных ему дают возможность сформировать половину списка в горсовет. То есть, 50% – его люди: удобно и для тебя, и для партии. Это в городах, в области несколько иная схема», – рассказывает один из таких "Слуг" LB.ua. 

Догадайтесь с трех раз, соблюли ли обозначенную рамку). 

 

Тоже самое касается кандидатов «СН» в меры облцентров

«Нет, я не формирую список в горсовет. Но у меня есть право вето. Мне предлагают фамилии и, если человек совсем зашкваренный, я могу его вычеркнуть», – делиться претендент на лидерство в одном крупном южном городе.

Аналогичная история с руководителями областных ячеек «СН» (это – пять).

Из 25 номинантов на мэрство, выдвинутых на съезде 31 августа, только один является также руководителем местной ячейки. Речь о Черновцах и Виталии Другановском. Все остальные к партии отношение имеют весьма опосредованное. Трое и вовсе являются главами ОГА (упомянутый Алексей Кучер в Харькове, Сергей Борзов в Виннице и Виталий Коваль в Ровно). При этом согласно опросам, Кучер и Борзов гарантировано проигрывают Геннадию Кернесу и Сергею Моргунову соответственно (в Ровно ситуация чуть более интересная, поскольку действующий градоначальник не станет в четвертый раз баллотироваться, но пойдет в горсовет с партией «За будущее» Игоря Палицы). Не понимать этого в Киеве не могут, но почему-то сознательно выставляют слабые кадры, вдобавок нарываясь на упреки в применении админресурса (да, главы ОГА возьмут отпуск, но это формальность).

 

Фото: facebook/Слуга Народу

 

Результат такой кадровой политики – проблемы с формированием списков в советы даже в «стотысячниках», не говоря о городах поменьше (это – шесть). 

Особо остро дефицит ощущается на Западной Украине, где баллотирование от «СН» чревато репутационными рисками. 

Тогда как именно наличие дружественного большинства – залог эффективности любого градоначальника. 

На юго-востоке, где сильны позиции пророссийских сил, именно они – вместе с локальным мэрским проектом – могут стать основой для такого большинства. Что потенциально представляет угрозу уже для национальной безопасности.

***

…В результате таких действий, «СН» рискует не получить ни одного «зеленого» мэра ни в одном областном центре. 

Партия власти. Вдумайтесь. 

«Меры не могут быть в оппозиции к Президенту, иначе это сепаратизм», – говорил Владимир Зеленский весной.

 

Фото: facebook/Слуга Народу

 

Осенью эта формула грозит стать константой. 

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
 
 
Источник - lb.ua